Главная > Опасная книга > К. Кеворкян. Опасная книга. XXI. Педагогика

К. Кеворкян. Опасная книга. XXI. Педагогика

Говорят, Гиммлер очень любил детей: «При виде светловолосых детей — и мальчиков и девочек — он бледнел от охватывавших его чувств. Когда я ехал с ним, частенько бывало, он останавливал машину, брал детей на руки, говорил с ними, записывал имя и адрес родителей, дарил им что-нибудь».

Как показывает практика, безмерная любовь к отпрыскам собственного племени легко оборачивается уничтожением чужих детей. Такова, по сути, история любого геноцида.
И теперь переходим к весьма существенной части нашего исследования. Ведь в конечном итоге, главной целью нацистской пропаганды было создание нового человека, и в чем-то, признаем, это нацистам удалось. Описывая миллионы рядовых солдат, прибывавших на фронт в твердой уверенности в необходимости уничтожения расового противника, историк Омер Бартов замечает: «Создание подобного консенсуса настроений в армии, — может быть, самое значительное достижение нацистской образовательной программы». (31)
Геббельс небезосновательно утверждал: «Будущее принадлежит тому, кому принадлежит молодежь!». Попытки манипулировать обществом сегодня в значительной степени опираются на молодежное сознание, на ее стремление к подражательству с одной стороны, а с другой — попыткой определить идеалы именно своего поколения, противопоставляя их «устаревшим» взглядам отцов. К.Лоренц отмечал: «Радикальный отказ от отцовской культуры — даже если он полностью оправдан — может повлечь за собой гибельное последствие, сделав презревшего напутствие юношу жертвой самых бессовестных шарлатанов. Я уж не говорю о том, что юноши, освободившиеся от традиций, обычно охотно прислушиваются к демагогам и воспринимают с полным доверием их косметически украшенные доктринерские формулы».
Фантастический эксперимент, который происходит на постсоветском пространстве по созданию «иной» молодежи (замена критически мыслящего широко образованного индивидуума на производство узких специалистов в своей области, стремящихся к удовлетворению подсказанных рекламой нужд) в самом разгаре. Крах современной украинской исторической науки, которая в школьном образовании подменена политическими нелепицами, вроде неразрывной связи между древними трипольцами и украинцами, будет иметь громадные последствия.
Собственно, многие манипуляции сознанием опираются на псевдонаучную историю какого-нибудь избранного народа, и работа с немецкой молодежью также поначалу начиналась как поиск и осмысление своих исторических корней.
Еще в начале ХХ века первым молодежным движением в Германии стало «Вандерфогель» («Перелетные птицы»). К 1912 году оно насчитывало 20 000 членов. В основу идеологии движения были положены традиции немецких вагантов, а цель его была отчасти краеведческой, отчасти патриотической. Многие члены этого общества храбро воевали в Первую мировую войну и как и большинство немцев были шокированы ее результатами. Второй предтечей более поздних молодежных объединений стала организация скаутов, возникшая в 1907 году в Лондоне. Идеология скаутов сводилась к трем базовым принципа: 1.Долг перед Богом — верность своей религии; 2. Долг перед другими — ответственность перед обществом в различных аспектах; 3. Долг перед собой — ответственность за собственное развитие. (148-149)
По мере развития нацистской партии перед ней стала необходимость создания молодежного крыла, важной составляющей политической силы, которая стремится к дальнейшему развитию.8 марта 1922 года в «Фелькишер беобахтер» Гитлер призвал к созданию юношеской организации под эгидой НСДАП. Она сначала получила название «Юношеские штурмовые отряды Адольфа Гитлера». С 1926 года организация переименована в «Гитлерюгенд» («Гитлеровская молодежь»). Новым названием она обязана редактору «Штюрмера» Юлиусу Штрайхеру. Кстати, любопытно, что и Штрайхер, и издатель пресловутого «Штюрмера» Хирмер в прошлом были школьными учителями.
В партии был создан специальный департамент, управлявший всей деятельностью организации — Имперское руководство по делам молодежи. После прихода НСДАП к власти департамент получил статус министерства, а фюрер «Гитлерюгенда» Бальдур фон Ширах стал Имперским Руководителем молодежи Германской Империи.
Осенью 1933 года Гитлер сказал: «Когда наш оппонент говорит: «Я не перейду на вашу сторону», — я спокойно отвечаю: «Твой сын уже на нашей стороне… Ты пройдешь мимо, но твои дети уже в новом лагере и в скором времени они забудут обо всем, кроме новых товарищей». Гитлеровцы прилагали колоссальные усилия, чтобы эти слова не превратились пустой звук. Детские игрушки и школьные учебники, одежда и спортинвентарь — все это служило воспитанию в «духе национал-социализма».
В 1933 году был сформирован Немецкий институт помощи молодежи, который занимался вопросом работы с подрастающим поколением с научной точки зрения, делая прежде всего акцент на борьбе с беспризорностью. Был принят «Закон о детском труде и рабочем времени молодежи», в котором запрещался прием на работу и использования труда детей до 14 лет, а рабочий день молодежи сокращался до 8 часов в день. Кроме того, время, затраченное молодым работником на учебу (без отрыва от производства), засчитывалось как проведенное на работе и оплачивалось обычным порядком. Также запрещалось продавать крепкие спиртные напитки не достигшим 18 лет, и любое спиртное, табак и табачные изделия детям младше 16-ти лет.
С целью усиления национал-социалистической составляющей в школьной программе 13 сентября 1933 года Бернхард Руст, министр науки, искусства и народного образования издал приказ: «В выпускных классах всех школ, а также в 9 классах классических учебных заведений приступить к преподаванию основ таких предметов, как генетика, расовое учение, расовая гигиена и демографическая политика… В случае плотного расписания эти учебные часы должны быть выделены за счет занятий по математике и иностранным языкам». (427) Методические указания для учителей разъясняли: «в основу понимания коренных различий масс и опасности расового смешения должны быть положены зоология и ботаника». (80)
Естественно, занятия по истории преподносили все исторические события с точки развития и борьбы нордической расы. В качестве примера можно привести учебник Якоба Графа «Учение о семье и расовая биология»: «Во 2-м тысячелетии да нашей эры арийцы (нордическая раса) овладели Индией и создали там арийскую культуру. Вместе с тем они заложили основы усиления и процветания Персидской империи (ну как тут не вспомнить пресловутых трипольцев, научивших земледелию весь цивилизованный мир — авт.) Античная эллинская культуру наложила отпечаток на нордических иммигрантов. Рисунки, дошедшие да нас, а также описания того периода свидетельствуют, что эллины, пока поддерживали чистоту своего расы, были людьми высокого роста со светлым цветом лица, светлыми глазами и волосами. Повсюду нордическая созидательная сила создавала мощные империи с высокими идеалами, этнологические исторические исследования показали, что нордическая раса дала миру гораздо больше высокоталантливых представителей человечества, чем любая другая». (438-439)
Детям также предлагалась методическое пособие «Как научиться распознавать расовую принадлежность отдельных людей». Вот отдельные выдержки из него: «…п.6. Сделайте подборку пропагандистских плакатов и карикатур па расовой схеме. Какое представление красоты подчеркивается: а) в публикациях о спорте и путешествиях и б) в косметической рекламе? Как изображены охотники, скалолазы, пастухи? п.7. Соберите вырезки из иллюстрированных журналов, газет и других публикаций с фотографиями крупных ученых, государственных деятелей, артистов, художников и других выдающихся лиц (в области экономической жизни, политики, спорта). Определите их расовую принадлежность и примесь, исходя из физических данных… п.13. В каких профессиях евреи заняты не бывают? Попытайтесь объяснить это обстоятельство характером еврейской души». (400)
Из расовых построений нацистов прямо вытекали антисемитские выводы. Уже в младшей школе занятия часто заканчивались хоровым чтением речевок:
«С еврейского лица на нас
Ужасный дьявол пялит глаз,
Известен он любой земле,
Как тварь, погрязшая во зле». (82)
Одним из важнейших исторических документов эпохи является опубликованная в 1938 году издательством Штрайхера детская книжка «Der Giftpilz»( «Ядовитый Гриб» ). Краткое содержание: мама и ее маленький сын собирют грибы в немецком лесу. Сын нашёл поганки, и мама объясняет отпрыску, что бывают хорошие грибы и бывают ядовитые: «Смотри, Франц, люди в этом мире как грибы в лесу. Есть хорошие грибы, и есть хорошие люди. Есть ядовитые, плохие грибы, и есть плохие люди. И мы должны уметь отличать таких людей, также как и ядовитые грибы. Тебе это понятно?» «Да, мама, — отвечает Франц. — Я понимаю, что плохие люди до добра не доведут, также как и ядовитые грибы. Можно даже умереть!» «А знаешь ли ты, кто эти плохие люди, эти ядовитые грибы человеческого рода?» — продолжила мать.Франц с гордостью хлопнул себя по груди:
«Конечно я знаю, мама! Это жиды! Наш учитель часто говорит нам о них».
Согласно новой школьной программе по истории, несмотря на все усилия врагов, в частности, евреев, Германии всякий раз удавалось сохранить величие — в нужный момент появлялся национальный герой, способный отвратить опасность. Герои настоящей эпохи, говорилось в учебниках, вышли из хаоса Веймарских лет, чтобы спасти Германию от катастрофы.
Уже букварь открывался заповедью «Фюрер говорит — учись приносить жертвы во имя отечества. Мы все смертны. Но Германия должна жить вечно». Механическому заучиванию национал-социалистических символов способствовали даже упражнения на правописание: «Н» пишем в таких словах Hitler, Hess, Himmler, a «K» Kriegerpilot (военный летчик), Kamerad (товарищ) , Kiel (военно-морская база)». (163) Специально для школьников издавались буклеты с фотографиями Гитлера в различные периоды жизни — для младших классов подбирались фотографии «доброго дядюшки» Гитлера в окружении восторженной молодежи. На фотографиях, предназначенных для старшеклассников, фюрер уже не улыбался, но был строг и требователен: «Высшая и самая славная из жертв — посвятить свою жизнь общему благу».
Сложно отделить в нашем рассказе собственно образовательный процесс от идеологической подготовки учащихся, но так как для темы книги важнее все-таки пропагандистская сторона вопроса с нее и начнем.
Многие детские игрушки несли в себе серьезную идеологическую нагрузку. Например, игрушечный автомобиль мог представлять собой действующую модель лимузина, в котором выезжал сам вождь. Механизм лимузина приводился в действие при помощи пружины, небольшой аккумулятор давал энергию для светящихся фар, а в автомобиле, в сопровождении двух членов партии и шофера в униформе СС, был изображен сам Гитлер. Фигура Гитлера была выполнена с подвижной правой рукой, которую можно было зафиксировать в римском приветствии. Или кукольный домик — достаточно точное изображение идеальной, в преставлении домохозяйки 30-х годов, квартиры. Отличие заключалось лишь в том, что все три помещения, воспроизведенных игрушкой, были переполнены нацистской символикой. Даже на кухне обои были украшены изображениями сцен из жизни «Гитлер-югенд». (198)
Также для детей до 10 лет специально создавались настольные игры, такие как «Полевые учения «Гитлерюгенд». Она служила своеобразной рекламой организации. В ходе игры ребенок активно знакомился с самыми интересными моментами работы молодежной организации: совместные походы, лагерные костры, хоровое пение, спортивные соревнования.
Была разработана настольная игра с кубиками и фигурками «Мы завоевываем Англию». Игрок получал роль командира подводной лодки или самолета. Цель игры — уничтожить английский флот. Выигрывал тот, кому удалось потопить больше кораблей противника. Едва не забыл сказать, когда началась война по распоряжению Геббельса учителя, входя в класс, должны были провозглашать: «Боже, покарай Англию», а ученики в ответ говорили: «Он ее обязательно покарает». Так просто, без затей день за днем воспитывались солдаты вермахта.
Ну и конечно, хит сезона! Как значилось в рекламных проспектах «замечательная забава для детей и взрослых» — игра «Выгони евреев!». Суть заключалась в том, чтобы как можно быстрее из стен нарисованного города цветные фигурки, выполненные в форме еврейских ермолок. Условия гласили: «Если вам удалось прогнать шестерых евреев, вы одержали чистую победу». (195 -197)
До вступления в «Гитлерюгенд» мальчики в возрасте от 6 до 10 лет проходили что-то вроде курса ученичества и в десять лет после сдачи зачетов по физкультуре, навыкам жизни в полевых условиях и по истории они вступали в «Юнгфольк». Перед вступлением малышня давала следующую присягу: «Перед лицом этого стяга цвета крови, который олицетворяет нашего фюрера, я клянусь посвятить всю свою энергию и все мои силы спасителю нашей страны Адольфу Гитлеру. Я стремлюсь и готов отдать мою жизнь за него. Да поможет мне Бог!». В 14 лет юноша вступал в «Гитлерюгенд», где числился до 18 лет и далее призывался государством для отбывания трудовой или воинской повинности.
Немецкие девочки в возрасте от 10 до 14 лет зачислялись в организацию «Юнгмедель». Они носили одинаковую форму, состоявшую из белой блузки и длиной синей юбки, носков и тяжелых военных ботинок. Упор делался на главную роль женщины в Третьем Рейхе — быть здоровой матерью здоровых детей, а значит — физической подготовки. Обычная зарисовка девичьих занятий: «Преподавательница гигиены и гимнастики, в течении 30 минут она наблюдает как девочки выполняют комплекс упражнений, похожих на военную муштру. Каждый день вместе с ней лицеистки занимаются бегом в лесу Груневальд». (125). Позже, по достижении 14-летнего возраста, девушки вступали в «Лигу немецких девушек», а после 18 несколько тысяч девушек из Лиги (они состояли в ней до 21 года) были обязаны отработать год на фермах, о чем мы уже рассказали. Дальнейшее образование для них было затруднено — квоты для женщин и девушек в немецких университетах ограничивались 10% от общего числа абитуриентов.
Но и после этого нацистское государство не оставляло своими заботами молодых немцев. Например, в университетах функционировал «Рейхсштудентверк» — государственная благотворительная организация, созданная для улучшения бытовых условий и материальной поддержки студентов-нацистов. Как и «Гитлерюгенд» и «Союз немецких девушек» она также уделяла внимание физическому моральному, интеллектуальному и евгеническому воспитанию молодого поколения. В целом, к 1939 году под контролем партийных молодежных организаций находилось 8 700 000 молодых немцев, при общей численности германской молодежи 8 870 000 человек.
Основная задача подобных структур — следить за идеологической обработкой молодежи вне учебных классов. Внеклассная воспитательная работа проводилась в «Домах «Гитлер-югенд» — помещениях для ежедневных сборов членов местных отделений организации. В этих своеобразных детских клубах собирались ребята, чтобы скоротать вместе время — за игрой, за прослушиванием политинформации или в подготовке к очередному мероприятию. Одетые в униформу члены «Гитлерюгенд» они были равны между собой и вместе, по-товарищески несли то, что называли службой.
В понятие службы входило участие в отрядных вечерах, в одном спортивном мероприятии в неделю, участие в агитационных и вербовочных мероприятиях, праздниках общины и демонстрациях, а также участие в линейках (летом — ежемесячно, зимой — один раз в два месяца), постановка спектаклей, организация концертов самодеятельности.
Особой статьей в нацистской пропагандистской системе числились «Югендхерберген» — молодежные лагеря отдыха, созданные в 1933 для путешествующих по Германии членов «Гитлерюгенд» (например, направляющихся на родину вождя в Браунау, объявленного «местом паломничества немецкой молодежи»). В этих лагерях за небольшую плату молодые немцы могли получить ночлег, питание и минимальные удобства. Позже лагеря переросли в устоявшуюся модель отдыха немецких ребят. День в лагере начинался в 6.30. Молодые люди делали зарядку, принимали душ, завтракали, потом, с 8.45 до 13.00 они занимались военно-полевыми упражнениями. После обеда и отдыха, с 15.15 до 18.30 — учебные занятия. Среди тем — «Национально-политическое воспитание в «Государстве» Платона», «Доисторическая Германия», «Ты и твои гены», «Армейская служба Адольфа Гитлера в Первую мировую войну» и т.п.. В 18.30 устраивалась линейка. После ужина в 19 часов наступало время костров, песен и занимательных историй, которые рассказывали воспитатели и старшие воспитанники. В 21.45 объявлялся отбой.
Так, вместе маршируя, вместе учась и вместе отдыхая, школьники приучали себя к внутренней дисциплине и к духу солидарности. Военная дисциплина закладывала надежную структуру, «в рамках которой участники могли испытывать коллективные эмоции». Пению во всем этом процессе отводилась огромная роль, причем должно как правило быть групповым. Большой хор, исполняющий военную песню, наглядно демонстрирует, каким образом разные голоса могут «органически» сотрудничать в достижении общей цели. Помимо этого, лагеря летнего отдыха формировали у молодежи бесклассовое сознание, ощущение равенства, а в школьных спортивных командах был популярен девиз «Один за всех и все за одного». (165)
Занятия спортом сопровождали отдыхающих весь день, а все возможные промежутки межу ними заполнялись пропагандистской работой. Прямому пропагандистскому воздействию уделялось в день всего сорок минут, и эти занятия проходили всего пять раз в неделю: четыре — как уроки, один — как отрядный сбор. Например, в течение одной недели изучались следующие темы: «Причины Первой мировой войны», «Еврейство», «Большевизм», «Англо-американское стремление к наживе». Тема отрядного сбора — «Наша борьба за свободу». (183) Все остальное время детям внушались основные постулаты национал-социалистического мировоззрения легко и ненавязчиво, часто в игровой форме — в виде песен, девизов, лозунгов дня, в качестве которых служили обычно цитаты из речей Гитлера. В результате, молодежь проходила в лагерях гораздо более полный курс идеологической обработки, чем это было бы возможно в других условиях.
После начала войны лагеря «Гитлерюгенд» начали еще и выполнять чисто прикладную функцию, служа местом эвакуации для детей Германии. Причем, по свидетельству современника «гигиенические условия в лагерях были настолько хороши, что, например, противотифозные прививки были совершенно излишни». (477) В целом, за здоровьем членов «Гитлерюгенд» постоянно следили 4000 врачей, 800 зубных врачей, 500 аптекарей и 75 000 санитаров и санитарок. А питание в лагерях отдыха было сбалансировано согласно последним достижениям науки. (182)
Особое внимание уделялось антицерковному воспитанию в рядах «Гитлерюгенд». «Нацисты не признают никакого Бога, кроме Гитлера… Не уйдут ли наши дети от нас маршевым шагом в поисках новых богов?» — вопрошал, обращаясь к согражданам-американцам, в своих радиообращениях к нации встревоженный президент Рузвельт. И ответом ему неслась по германским просторам задорная маршевая песня «Гитлерюгенд»: «Мы — бодрая гитлеровская молодежь, и христианские добродетели нам не нужны, потому что наш великий вождь Адольф Гитлер всегда за нас представительствует. Никакой зловредный поп не в силах помешать нам чувствовать себя детьми Гитлера. Мы идем не за Христом, а за Хорстом Весселем; долой кадило и святую водичку!».
Не могу удержаться, чтобы не привести еще один образчик песенного творчества, передающего дух эпохи (сборник школьных песен немецкой молодежи «Товарищ-песня», изданный Имперским управлением национал-социалистического союза учителей», 1934 г.): «Трясутся трухлявые кости / Земли перед красной войной. / Мы переломили страх, /Для нас это была большая победа. / Мы будем маршировать и дальше, / Когда все будет разбито вдребезги, / Ведь сегодня нам принадлежит Германия, / А завтра — весь мир». После подобных песенок лично я не нахожу нечего удивительного в том факте, что немецкие дети не стеснялись порою делать своим родителям замечания, когда те не здоровались с ними гитлеровским приветствием.
Конечно, молодые люди более подвержены подражанию и с годами это проходит. Но в том-то и секрет нацистской пропагандисткой машины, что она ни на секунду не забывала о своих питомцах — во время учебы, досуга, работы, любви, оказывая на них беспрерывное и часто непрямое воздействие, формируя стереотипы поведения и моральные установки. В какой-то степени подобная работа ведется заинтересованными силами и сегодня — через электронные СМИ, Интернет и т.п., но все же такого массового и планомерного характера как в нацистской Германии она, слава Богу, не достигла. Пока во всяком случае.

«Современное общество стало создавать важнейший для будущего господства класса собственников механизм — школу нового типа. Эта школа с первого класса делила поток учеников на два «коридора» — одни воспитывались и обучались так, чтобы быть способными к манипуляции чужим сознанием, а другие (большинство) — чтобы быть готовыми легко поддаваться манипуляции», — обращает наше внимание социолог Сергей Кара-Мурза на одну из главных проблем современности.
Наглядной иллюстрацией его тезиса служит образовательная система Третьего рейха. При нацистах преподавание в базовых школах строилось по упрощенной схеме: упор делался на изучение предметов технического цикла, гуманитарный цикл был сильно сокращен, а иностранные языки не преподавались вовсе.
После четырех лет обучения в общей «Народной школе» происходил отбор наиболее перспективных учеников, обладавших необходимыми признаками арийской расы и проявивших определенные успехи в учебе, для Национально-политических воспитательных учреждений («Наполас»). Их задачей являлось воспитание партийной элиты среднего уровня — для тех, кто мог представлять интересы партии в народе: на фабриках и заводах, армии и т.п. На время обучения в «Наполас» ученики («юнгманы») получали приемных родителей, что должно было усилить чувство связи с различными социальными слоями, при этом социальное происхождение детей не играло вообще никакой роли. Такие вещи как, например, форменная одежда приобреталась на деньги СС.
В первой половине дня в «Наполас» шли занятия по предметам и интеллектуальной нагрузкой, затем — по эстетическому воспитанию, и, наконец, спортивные занятия. Таким образом, дети, постоянно перемещаясь по зданию, не находились долгое время в одной аудитории. Неплохой идеей также были ремесленные занятия. Так, ученики подробно изучали все то, что было связано со строительством, начиная с характеристик материалов, их применения и заканчивая культурно-историческим рассмотрением отдельных памятников архитектуры.
В предпоследний год обучения, когда юнгманы считались уже достаточно воспитанными в духе национал-социализма, они могли даже получить на руки произведения политических противников национал-социализма -сионистов, большевиков, либералов, католических авторов или «монархистов-реакционеров». При их прочтении юнгманы должны были выискивать пути и средства опровержения прочитанного. К примеру: «В Германии царит диктатура и тирания! Германия готовится к войне! Немецкая культура раздавлена! Что вы можете ответить на эти провокационные обвинения заграницы?».
Кроме Национально-политических воспитательных заведений существовали и особые Школы Адольфа Гитлера. Основная разница состояла в том, что выпускники «Наполас» могли выбирать для себя в дальнейшем любую профессию, в то время как ученики школ Адольфа Гитлера готовились исключительно к партийной работе. Все обеспечение этих школ, от учебных материалов и униформы до карманных денег, выдававшихся учащимся, брала на себя партия.
В учебном процессе 15 часов в неделю отводилось занятиям спортом, 22 часа — другим предметам. Среди физических упражнений особенно приветствовались боевые виды спорта — бокс, борьбы, фехтование и т.д. Математика, естествознание и прочее преподавались в виде «основ». Больше, чем в обычных школах уделялось снимание идеологическим предметам и пропаганде: расовое учение, история национал-социалистического движения, биография вождя, Особо в этих школах практиковалось изучение иностранных языков — НСДАП нужны были функционеры для управления новыми территориями.
Американский корреспондент Говард К. Смит, работавший на радиостанцию Си-би-эс и газету «Нью-Йорк таймс» едко заметил о выпускниках школ Адольфа Гитлера: «Они покидают школу, будучи технически грамотными, сильными , чистоплотными и развитыми физически молодыми людьми, но в плане обладания моральными ценностями их развитие едва ли превосходит развитие орангутанга. Высшая цель, к которой они стремятся , — это героическая смерть». (475) Но собственно, подобный результат планомерного воспитания и был необходим режиму.
По завершении обязательного школьного образования, всем, не достигшим 17 лет, следовало пройти обязательное трехлетнее обучение в профессиональном техническом училище или техникуме. Это правило не касалось тех, кто шел служить в вооруженные силы, имперскую службу труда, поступал в университет или «Орденский замок» («Орденсбург»).
Орденские замки представляли собой учебные заведения, рассчитанные на лучших учеников Школ Адольфа Гитлера. Главными направлениями образования в Замках стали расово-политическое, геополитическое и историко-политическое. Кроме того, проводилось спортивное воспитание и обучение верховой езде. Руководитель «Трудового фронта» Роберт Лей считал, что молодые нацистские лидеры должны обучаться верховой езде, поскольку она дает «почувствовать, что ты полностью способен подчинить себе живое существо».
«Орденсбурги» нарушали все общепринятые правила обучения: в них не было экзаменов и оценок, по окончании обучения не выдавались аттестаты. Неуспевающие исключались из «Орденского замка» сразу. Романтический ореол этих учебных заведений, располагавшихся в настоящих средневековых рыцарских замках, их малое количество (всего 4), ограниченные прием (250 человек на каждый замок), искусственное нагнетание атмосферы таинственности вокруг ритуалов, окружавших учащихся, вызывали неподдельный интерес у молодежи. (63-64)
Однако интеллектуальный уровень юнкеров «Орденсбургов» был весьма низким: лишь один из десяти выпускников впоследствии был способен поступить в университет и лишь один из ста заканчивал его. Элита старая — представители дворянских родов Германии — относилась к выпускникам Орденских замков с некоторым презрением, т.к. ни Школы Адольфа Гитлера, ни Орденские замки не давали собственно образования и лишь подготавливали учеников к жизни руководителей и партийных бюрократов. Даже такой фанатичный член партии как гауляйтер Заукель не позволил ни одному из своих многочисленных сыновей избрать эту карьеру. А Борман демонстративно определил туда одного сына — в наказание.
Одного из представителей новой германской интеллектуальной элиты с искренним изумлением описал в своем фронтовом очерке «Учитель музыки» Евгений Петров, один из соавторов той самой дилогии об Остапе Бендере. Во время допроса немецкого военнопленного выяснилось, что он учитель музыки. Писатель начинает разговаривать с ним и с удивлением убеждается, что педагог вообще не знает о существовании другой музыкальной культуры, кроме немецкой: «Гитлер получил то, что хотел. Он воспитал невежду, который убежден, что в мире есть одна лишь Германия, что ни одна страна в мире не имеет и не может иметь своего искусства, что все страны могут быть лишь рабами Германии… Этот молодой невежда совершенно искренне убежден в том, что во Франции нет музыки, подобно тому, как миллионы других молодых немецких невежд совершеннейшим образов убеждены, что и во Франции, и в России, и в Англии, и в Америке, и даже в Италии нет ни живописи, ни науки, ни театра, ни кино, ни литературы».
Изумление писателя можно понять, но в том-то все и дело, что Гитлер ни не ставил перед собой задачу вырастить просвещенное поколение. Ему были нужны молодые патриоты, готовые погибнуть за идеалы, которые он им предложил. И это ему с блеском удалось. Великолепно свидетельство немецкого солдата о боевом настрое этой молодежи, которой предстояло стать пушечным мясом Второй мировой войны: «Еще один солдат из «Гитлерюгенда» (так называлась одна из дивизий СС — авт.) подскочил к ветерану. Он был крепко сложен, а в глазах цвета стали сквозила непреодолимая решимость.
— Ты говоришь, мы маменькины сынки? Мы несколько месяцев проходили учения, нас всех испытали на выносливость. Рюммер, — он повернулся к товарищу, — ударь меня.
Рюммер вскочил на ноги и его крепкий кулак заехал другу в лицо. Тот покачнулся от удара, а затем подошел к ветерану. С губ «молодого льва» сочились две струйки крови, сбегавшие на подбородок: И не только я способен переносить удары!» (205)
Молодое поколение Третьего Рейха росло сильным и здоровым, исполненным веры в будущее своей страны и в самих себя, в дружбу и товарищество, способным сокрушить все классовые, экономические и социальные барьеры. И, что важно, этот настрой распространялся не только на нацистские образования. Существовали, пусть и немногочисленные, оппозиционные группы молодежи. Например, неформальные объединения «Свингующая молодежь» или «Пираты эдельвейса» представляли соответственно средний и рабочий класс. Юные нонконформисты демонстративно одевались в цветные шорты, клетчатые рубашки и галстуки, иногда они даже нападали на группы «Гитлерюгенда».Естественно, во время войны подобное фрондерство нацистский режим терпеть не собирался. Так, 7 декабря 1942 года только за один день в Дюссельдорфе было разгромлено 28 молодежных групп, в которых состояло 729 человек, а позже все лидеры этих неформальных молодежных группировок были повешены.
Показательно, что последнее появление Гитлера на публике состоялось именно ради молодежи, до последних дней защищавшей своего фюрера: «20 марта. Фюрер принял группу членов «Гитлерюгенда», заслуживших Железный крест в боях на Восточном фронте. Он обратился к ним с исключительно трогательной и воодушевляющей речью, которую мы публикуем в бюллетене для печати». Знаменитые кадры кинохроники, запечатлевшие одичалого фюрера, медленно бредущего вдоль строя бравых подростков, стали символом последних дней Третьего рейха и фанатичной преданности ему обманутого поколения.

Источник

VN:F [1.9.22_1171]
Рейтинг: 0.0/10 (0 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Рейтинг: 0 (from 0 votes)
  1. Пока что нет комментариев.
  1. Пока что нет уведомлений.


:D :-) :( :o :mrgreen: 8O :? 8) :lol: :x :P :oops: :cry: :evil: :twisted: :roll: :wink: :!: :?: :idea: :arrow: :|