Главная > Опасная книга > К. Кеворкян. Опасная книга. XXII. Спортивное воспитание

К. Кеворкян. Опасная книга. XXII. Спортивное воспитание

Бернгард Руст, нацистский министр образования, в одной из радиопередач для школьников сказал: «Бог создал мир как место труда и битвы. Тому, кто не понимает законов жизненных битв, будет объявлено поражение, как на боксерском ринге. Все, что есть хорошего на этой земле, — это призовые кубки. Их завоевывает сильный, слабый их теряет…»

Собственно, сегодняшний образ жизни, который пропагандирует буржуазное общество, насквозь пропитан этим духом. Бесконечное распределение «призовых» мест, рейтинги продажи, индексы покупки. Момент состязательности всячески подчеркивается вне зависимости от того, идет ли речь культуре, бизнесе или внешности какого-нибудь актера.
Спортивная терминология прочно вошла в наш обиход, обозначая различные формы противостояний и достижений. Но для начала она должна была стать популярной среди широких слов населения. И связано это было с модой на спорт и спортивный образ жизни, которая пришла в Европу после Второй мировой войны.
Спорт тоже относился к ведению министерства пропаганды и, по мнению Геббельса, был превосходным средством поддержания народного энтузиазма и международного престижа Германии. Впрочем, таковым он остается до сих пор, и не только в Германии. После установления гитлеровского режима спортивная деятельность также шла русле общего процесса унификации страны. Спортивные клубы перешли в подчинение Федеральной спортивной ассоциации рейха. Была создана Высшая спортивная школа, выпускники которой были приравнены к выпускникам университетов.
Предпринимались меры для расширения базы массового спорта. Нацистская КДФ («Сила через радость») выдвинула лозунг «Ударим по предрассудкам — «нет» феодальным видам спорта». Благодаря финансовой поддержке КДФ перестали быть сугубо элитарными видами спорта теннис, гольф, верховая езда, горные лыжи. «Сила через радость» учредила многочисленные спортивные секции, с годовым взносом около 30 марок. Кроме того, недельный курс плавания под парусом стоил 30 марок, час верховой езды или игры на теннисном корте — одну марку, 8-дневный курс горных лыж, включая дорогу в Альпы, питание, гостиницу и инструктора, стоил 52 рейхсмарки. В большой моде также были бокс, теннис, автомобильные гонки и фигурное катание. (Позже за выдающиеся достижения в популяризации здорового образа жизни национал-социалистическая организация «Сила через радость» была удостоена специального приза Международного Олимпийского комитета). При этом западноевропейские «олимпийцы» преспокойно закрыли глаза на то, что в нацистской, такой замечательно-спортивной Германии все евреи планомерно изгонялись из бассейнов, с беговых дорожек и из прочих спортивных сооружений.
Гитлеру импонировала связь современного ему олимпийского спорта и античной Грецией, которую он во многом считал идеалом. Он говорил: «Лишь в нашем столетии молодежь благодаря спорту приближается к идеалам эллинизма». Впрочем, лично для себя он спорт отвергал. «Я никогда не от него не слышал, чтобы он занимался в юности хотя бы одним видом спорта». (151) Однако это не мешало фюреру ясно осозновать значение спорта для воспитания народных масс и содействовать систематизации этой работы. Чтобы прижать уклоняющихся и ленящихся, всему процессу занятий спортом был придан идеологический оттенок: «Нам нужны девушки, которые сохраняя свое здоровье и воспитывая свое тело, создают предпосылку для влияния и дальнейшей передачи нашего мировоззрения», — говорилось в спортивном ежегоднике БМД. — «Наши тела принадлежат не нам самим, а нашему народу». (479) Иначе говоря, добропорядочная немка (да и немец) просто обязана вести спортивный образ жизни и следить за собой. Целые заводы практически останавливались на время специального перерыва, который длился до получаса, чтобы заняться растяжкой, силовыми упражнениями или аэробикой. А Германские Железные дороги вообще принимали на работу только обладателей национального спортивного сертификата.
Пропаганда спорта имела две цели: важнейшей целью нацистских манипуляторов являлось создание поколения, привычного приказам и дисциплинированности, которые культивировались на спортивных занятиях. Ну и, разумеется, само государство получило многие миллионы здоровых и боевитых немцев для службы в армии. Физическая подготовка в значительной степени определяла победы вермахта на первом этапе войны. Послевоенный анализ показал: в тех случаях, когда немецкие войска встречались с войсками союзников примерно равной боевой силы, у союзников бывало на 50% больше раненых и убитых, нежели у немцев. (123)
Для поощрения учащихся еще в мае 1934 вождь нацистской молодежи Ширах учредил бронзовые и серебряные спортивные значки «Гитлерюгенд». В 1940 году для организации спортивной работы с молодежью была создана Имперская академия физической культуры. Были тщательно выверены и установлены спортивные нормативы для немецкой молодежи. Так мальчик 14 лет, переходя в старшее отделение организации, должен был — пробежать 60 метров за 11 секунд, прыгнуть в длину на 3 метра, бросить мяч на 30 метров, уметь складывать солдатский ранец и успешно пройти полуторадневный пеший поход. (175) Старшие мальчики в школах и молодежных лагерях должны были в обязательном порядке заниматься боксом и развивать идеальные физические кондиции. Это не то, что вы подумали: юным кандидатам на прием в СС строгая экзаменационная комиссия засчитывала, например, потеет ли абитуриент под мышками, ибо пот является признаком нордической расы.
Однако неумеренное увлечение спортом, как и все излишества, порою приносит отрицательный эффект. Спортивные травмы превратились в массовую проблему для германских школ. Физические перегрузки часто приводили к негативным последствиям для растущего организма подростков, особенно часто страдали т.н. «пластинки роста» в костях. В 1936 около 37% призванных на военную службу 18-летних немцев страдали плоскостопием, развившимся в результате травмы свода стопы. (109)
Конечно, неотделима от данных усилий и борьба за здоровый образ жизни. Столь модная сегодня борьба с курением впервые на государственном уровне началась в нацистской Германии. Надо помнить, что курение в те годы рассматривалось как нечто прогрессивное и освобождающее, особенно с точки зрения эмансипированных женщин. И даже фактор, благоприятный для здоровья. Популярными стали рекламные призывы «Протяни руку за «Лаки», а не за конфеткой»; «Худейте разумным способом» и т.п., а сигареты и сигарки получали соответствующие названия — «Студент-спортсмен», «Спорт для обороны», «Спортивный стяг», «Спортивная русалка».
Но конечно ни серьезные врачи, ни нуждающиеся в здоровом пушечном мясе нацисты не могли с этим согласиться. Вред от курения в пропагандистской литературе тридцатых годов оценивался в 2,3 млрд. марок ежегодно, что соответствовало стоимости 2 млн. легковых автомобилей. Эти цифры впечатлили даже Гитлера, курившего в молодости 25-40 сигарет в день.
Государство шло на всяческие меры по ограничению торговли сигаретами, в частности, ограничивая их продажу подросткам. В начале войны был установлен сигаретный паек, и чтобы уменьшить потребление никотина, Гитлер приказал сократить норму до 6 сигарет в день. Некурящим в качестве поощрения выдавали шоколад. И только накануне нападения на СССР Геббельс приказал ослабить антиникотиновую пропаганду, чтобы не раздражать солдат-курильщиков
Пропаганда спорта и здорового образа жизни невозможна без пропаганды спортивных достижений, создания культа спортивных звезд и желания им подражать. Клемперер вспоминал, что спортивная амуниция автогонщиков — перчатки, шлем, защитные очки — порой воспринимались, как вторая униформа нацистов. Какое-то время в народе были очень популярны фотографии героев дня — победителей международных автогонок, сфотографированных за рулем своих «боевых» машин или стоящими в картинной позе, опираясь на борта гоночных автомобилей, а порой и погребенными под их обломками. Долгое время героем и образцом для подражания был автогонщик Бернд Розенмайер, который после своей гибели даже некоторое время стоял в нацистском пантеоне на одном уровне с «мучеником» Хорстом Весселем. (411)
Но для использования в пропагандистской работы все же предпочтительный «звезды» живые, так их удобней использовать в рекламных целях. Одной из самых ярких страниц спортивной истории нацисткой Германии стала победа немецкого боксера Макса Шмелинга над знаменитым американским коллегой Джо Луисом на нью-йоркском стадионе «Янки» летом 1936 года. Шмелинга сильно недооценивали в США. Хотя он был чемпионом в тяжелом весе в 1930 и 1932 годах, но теперь букмекеры ставили против него 10:1.
19 июня 1936 года в присутствии 45 тысяч зрителей немец раунд за раундом избивал своего противника, пока в 12 раунде не отправил его в нокаут. (115) Исход боя стал большим сюрпризом для многих знатоков, предрекавших, что у Джо Луиса не будет больших проблем во встрече с немцем, который был значительно старше его. Геббельс тут же воспользовался случаем и устроил Шмеллингу триумфальную встречу на родине. Когда победитель возвращался в Германию на дирижабле «Гинденбург», то на границе рейха его встречали истребители люфтваффе. Пропагандистский триумф нацистской Германии усиливался еще и тем фактом, что Луис был темнокожим. Шмеллинг, правда, отказался от почетного кинжала СА, не вступил в НСДАП, и демонстративно общался с актерами-евреями.
Матч-реванш между двумя легендами мирового спорта произошел 22 июня 1938. На сей раз Луис, серьезно подготовившийся к матчу, одолел противника за две минуты и четыре секунды (40 ударов). Результат привел германские власти в смятение и они быстро дистанцировались от Шмелинга. А после войны между Луисом и Шмелингом даже завязалась прочная дружба. (117)
Политическое озвучение спортивных побед придумали не сегодня. Еще в тридцатые годы среди европейских альпинистов развернулось соперничество, особенно желанной целью была гора Эйгер в Швейцарии. Когда в 1938 году вершина Эйгер покорилась немецкому альпинисту Хекмайру и его трем спутникам, лучшего подарка нацистской пропаганде трудно было и придумать. Это был не просто поражающий воображение подвиг — два немца и два австрийца совершили его буквально за считанные месяцы до аншлюса. Ничто не могло в большей степени символизировать непобедимость союза двух братских народов. В официальной книге, посвященной восхождению, была помещена фотография всех четверых героев вместе с фюрером и под заголовком: «Самая великая из всех наград». (308 — 309)
Но, безусловно, самой значительной пропагандистской акцией Третьего рейха, связанной со спортом, стала Олимпиада 1936 года в Берлине. Само решение о том, что в 1936 году столицей Игр станет Берлин, было принято на Олимпийском конгрессе в Барселоне в 1931 году (т.е. еще в период Веймарской республики).А вызывавшая мало симпатий за рубежом репрессивная политика гитлеровской Германии вообще поставила под сомнение целесообразность проведение Игр в Берлине. В 1936 году недоброжелатели нацистского режима попытались даже организовать альтернативную «Народную олимпиаду» в испанской Барселоне, но ее проведению помешала «вовремя» вспыхнувшая в Испании гражданская война.
Генеральной репетицией летней Олимпиады в Германии стали Зимние Олимпийские игры, которые состоялись на полгода ранее в местечке Гармиш-Партенкирхен , что в Баварских Альпах. Очевидец этих игр, американский журналист Уильям Ширер отмечал: «Нацисты проделали великолепную пропагандистскую работу. Они произвели огромное впечатление на иностранных гостей тем, с каким размахом и как гладко провели эти игры, а также понравились своими хорошими манерами, которые нам, приехавшим из Берлина, показались наигранными». (44)
Но это была только прелюдия. Пользуясь тем, что на несколько месяцев Германия оказалась в фокусе внимания мировой прессы нацисты прилагали титанические усилия, чтобы создать за рубежом положительный имидж миролюбивой и цветущей страны. С целью привлечения туристов летом 1936 года Германия объявила о невиданных — до 60% — скидках на железнодорожные билеты, а сам год был объявлен Международным фестивальным годом по всему рейху. Молодежь толпой хлынула в Германию, горя желанием увидеть происходящую там великую социальную революцию — Олимпиада была всего лишь глазурью на пироге. (263)
Немецким газетам на периоды Олимпиады было запрещено печатать рассказы и статьи антисемитского содержания, а жителям Берлина приказано с 30 июня по 1 сентября не говорить ничего плохого о евреях. Надписи со словами «Евреи нежелательны» потихоньку убрали, было приостановлено действие законов против гомосексуалистов, гонения на христианские конфессии прекратили, и страна приобрела вполне респектабельный облик. Накануне Олимпиады даже негров перестали поносить как «неполноценных», напротив, их стали назвать «феноменом из феноменов, которые должны стартовать в собственном классе». (415)
«Нацисты из кожи вон лезут, чтобы произвести благоприятное впечатление на иностранных гостей. Они построили потрясающий спортивный комплекс со стадионом на сто тысяч мест, плавательный бассейн на десять тысяч зрителей и так далее». (59) Впрочем, затраты, включая строительство Олимпийского стадиона, довольно быстро окупились. Это грандиозное сооружение обошлось стране в 77 миллионов марок, а всего за несколько дней спортивного праздника рейхсбанк получил доход в иностранной валюте, эквивалентный 500 миллионам марок. (62)
1 августа 1936 года под торжественный звон олимпийского колокола в окружении королей, принцев, министров и многочисленных почетных гостей Гитлер открыл Олимпийские игры. На церемонии открытия присутствовало около 110 тыс. человек. Когда бывший чемпион-марафонец из Греции Спиридон Луис передал фюреру оливковую ветвь как «символ любви и мира», хор запел созданный Рихардом Вагнером гимн, и в небо были выпущены 20 тысяч почтовых голубей, символизировавших стремление народов к мирной жизни. Все это время над стадионом кружил один из символов нацистской Германии дирижабль «Гинденбург» длиной почти 304 метра с гигантским олимпийским флагом на буксире.
В первый же день ликующая немецкая публика приветствовала Ханса Вельке, завоевавшего первую золотую медаль в толкании ядра и ставшего первым в истории немцем, получившим олимпийскую награду в легкой атлетике. (Позже Ханс Вельке был убит белорусскими партизанами, и именно смерть национального героя послужила поводом для зверской расправы над населением близлежащей деревни Хатынь).
Ни одна предшествующая Олимпиада не была так великолепно организована, как игры в гитлеровском Берлине. Многие олимпийские ритуалы, которые до сих пор используются в Олимпийских играх, впервые были придуманы Министерством пропаганды нацистской Германии — олимпийский огонь, факельная эстафета, строительство Олимпийской деревни, торжественное открытие и закрытие Олимпиады, создание условий для нормальной работы СМИ. Неудивительно, что и отзывы иностранных журналистов были восторженными.
Немецкая радиовещательная корпорация обеспечила возможность 67 репортерам из 32 стран вести из Берлина прямые радиорепортажи. Всего было передано 2500 репортажей на 28 языках. Для того времени это было феноменальное достижение. Выходила специальное издание «Олимпиа цайтунг», «Олимпийской газета». Заплатив 20 пфеннигов, любой желающий мог узнать все последние спортивные результаты. Газета выходила на немецком, английском и французском языках. Более того, немецким телевидением во время Олимпийских игр было показано 48 программ о состязаниях спортсменов, в ходе которых зрительская аудитория «телекинотеатров» составила 190 тысяч человек.
Во время Олимпиады, дабы избежать явных конфузов, Министерство пропаганды распорядилось, чтобы в спортивных комментариях не говорилось о расовой принадлежности спортсменов. Одна из самых распространенных легенд, связанных с берлинской Олимпиадой гласит, что после победы темнокожего американского бегуна Оуэнса, который выиграл 4 золотых медали, Гитлер демонстративно покинул трибуну, что бы его не поздравлять. На самом деле, после того как в первый день соревнований во время вручения медалей Гитлер обменялся рукопожатиями с победителями, президент Международного олимпийского комитета граф Байе-Лятур заметил ему, что это нарушает олимпийский протокол. Гитлер, согласно регламенту, должен впредь будет пожать руки либо всем, либо не пожимать никому — и фюрер подчинился принятым правилам. (287) Так что не один только Оуэнс не удостоился поздравлений фюрера после победы.
Более того, чтобы избежать обвинений в расизме во вскоре изданном тиражом 600 тысяч экземпляров фотоальбоме «Олимпия-1936» чернокожие атлеты поставлены в пример немецкой молодежи. На станицах 17, 23, 26, 27 и 29 упомянутого альбома чернокожие атлеты вообще выдвинуты на первый план. (47) Так что не будем приписывать фюреру то, чего не было — у него настоящих преступлений хватает. Как, впрочем, и конфузов — какая-то американская девица во время Олимпийских игр не отказала себе в удовольствии притереться к фюреру и публично его поцеловать. Гитлер был ошарашен.
Но все же немецкое гостеприимство к иностранным гостям обычно принимало более традиционные формы. Команды спортсменов и официальных лиц сопровождали немецкие девушки, облаченные в костюмы эпохи Возрождения. Они работали не только сопровождающими, но и официантками, поднося подопечным пиво, шампанское, холодные закуски. Сам «наци №2» Герман Геринг специально для иностранных гостей построил подобие деревни ХVIII века с пекарней, гостиницей, крестьянскими домами и ярмаркой. Геринг хотел соответствовать укрепившейся за ним славы весельчака, а потому пил с иностранными гостями пиво, катался с ними на каруселях, и даже танцевал, насколько позволяло его тучное телосложение. Не отставали от него в демонстрации гостеприимства и радушия и другие партийные бонзы. Тем временем потребление яиц для рядовых берлинцев власти ограничили с тем, чтобы приехавшие могли кушать без ограничений. Так что к гостеприимству в той или иной его форме были сопричастны все жители немецкой столицы.
Игры завершились в субботу 16 августа 1936 года. После того, как были вручены последние медали, в ночное небо вознесся уже ставший традиционный для гитлеровских массовых мероприятий «Храм света» Шпеера. «Огромное поле стадиона было освещено с помощью электрических генераторов, находившихся в верхних рядах сидений по всему контуру, и необыкновенными потоками электрического света, возносящимися на высоты двух-трех сотен футов над действом», — писал очевидец, добавив, что никогда прежде не видел такого изысканного шоу. (291) Собственно спортивный итог Олимпиады был в пользу как немецких спортсменов, так и режима, который они представляли. Германия — золото 33, серебро — 26, бронза — 30 (181 очков); занявшие второе место США, соответственно, 24, 20, 12 (124 очков).
Но главную — пропагандистскую ценность Олимпиады — невозможно было измерить никакими очками. Даже розовыми. Иностранные гости, особенно из Англии и Америки, были поражены: вид внешне счастливых, здоровых, приветливых людей, сплоченных вокруг Гитлера, далеко не соответствовал их представлениям о Берлине, ранее почерпнутым из газет. «Боюсь, что нацисты преуспели в своих пропагандистских трюках. Во-первых, они провели игры с невиданным размахом, и это впечатлило спортсменов. Во-вторых, они показали весьма приятный фасад для широкого зрителя и особенно для бизнесменов». (60)
Ну что ж, это было правдой. Запад действительно решил, что с Гитлером можно иметь дело.

Источник

VN:F [1.9.22_1171]
Рейтинг: 0.0/10 (0 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Рейтинг: 0 (from 0 votes)


:D :-) :( :o :mrgreen: 8O :? 8) :lol: :x :P :oops: :cry: :evil: :twisted: :roll: :wink: :!: :?: :idea: :arrow: :|